Sidebar

06
Сб, март

Ещё раз о норманской теории

Рецензии, полемика, анонсы

На чем держится национальная солидарность? Что составляет главные скрепы нации? Перечень таких скреп может быть большим или меньшим, но в его основе всегда будут лежать два краеугольных камня национальной идентичности: общность происхождения и общность истории.

Поэтому в наши дни, когда национальное единство оказалось вновь со всей силой востребовано в нашем обществе, неудивительно, что интерес к родной истории, к истории русского народа возрос необыкновенно. Свидетельство тому – целые россыпи книг на прилавках с исторической литературой, в названии которых фигурируют слова «русский», «Россия», «Русь».

Одним из последних по времени фундаментальных академических трудов, посвященных наиболее раннему периоду нашей истории явился фолиант под названием «Древняя Русь в средневековом мире. Энциклопедия», выпущенный Институтом всеобщей истории РАН под редакцией докторов исторических наук Елены Мельниковой и Владимира Петрухина (Москва, Ладомир, 2014).

Солидный тысячестраничный том содержит массу сведений о людях, событиях и фактах древнерусской истории, расположенные в алфавитном порядке.

Чего только не найдешь в этой энциклопедии! Кажется, здесь отражено и разъяснено все, с чем имели дело наши предки: от скоморошьих гудков и гусель до пантеона языческих богов, от великих государственных и церковных деятелей до не менее великих подвижников русского искусства и литературы.

Книга богато иллюстрирована цветными картинками и являет собой, безусловно, кладезь информации.

Согласимся, однако, что бывает информация и информация. В нашей, как и во всякой другой, истории есть темы взрывоопасные, имеющие непростую политическую проекцию в наши дни. И для современного любознательного читателя совсем не все равно, как они освещаются наукой, претендующей на академизм. Что поделаешь: современное читательское сознание насквозь политизировано, а порой прямо-таки забито политическими штампами.

Чтобы избежать подобной печальной заштампованности, полезно в спорных вопросах если не представлять разные взгляды полностью, то по крайней мере давать понять о них читателю.

И тут надо сказать, что составители энциклопедии проявили некоторую жесткость и прямолинейность, по-хозяйски распорядившись при отборе материала, отбросив версии, почему-либо их не устраивающие.

Так, к примеру, вы вообще не найдете в энциклопедии «Древняя Русь…» даже слова такого: «татары», хотя современники Евпатия Коловрата, Дмитрия Донского или Ивана Третьего без него вряд ли обходились хотя бы день! Но так уж, видимо, академические инстанции сегодня понимают политкорректность…

Есть и другие темы, с которыми авторы поступили вполне хирургически, оставив за пределами своей книги немаловажные аспекты русской истории. Среди этих тем на первом месте – тема истоков русской государственности, тема варягов и так называемая норманнская теория.

* * *

Суть норманнской теории лучше всех поняли и выразили теоретики, идеологи Третьего Рейха, начиная с самого Адольфа Гитлера, который писал:

«Не государственные дарования славянства дали силу и крепость русскому государству. Всем этим Россия обязана была германским элементам - превосходнейший пример той громадной государственной роли, которую способны играть германские элементы, действуя внутри более низкой расы. Именно так были созданы многие могущественные государства на земле. Не раз в истории мы видели, как народы более низкой культуры, во главе которых в качестве организаторов стояли германцы, превращались в могущественные государства и затем держались прочно на ногах, пока сохранялось расовое ядро германцев. В течение столетий Россия жила за счет именно германского ядра в ее высших слоях населения».

На чем держалась уверенность Гитлера в том, что всей своей государственностью русские обязаны немцам? На ошибочном прочтении призыва, с которым летописные славяне и финны обратились к варягам: земля-де наша велика и обильна, да только порядка-де в ней нет – приходите и володейте нами. И пришли германцы (варяги-скандинавы) со своим «орднунгом» и воцарился порядок на Руси.

И только в ХХ веке выдающийся филолог Вадим Кожинов обратил внимание на то, что летопись следует читать иначе: не «порядка», а «наряда» (то есть власти) не хватало нашим предкам. Не о «немецком порядке», а о нормальном едином правителе взывали славянские и финские племена, которым трудно было без единоначалия разграничить свои права и избежать междоусобиц.

Но к кому же они взывали? К германцам (скандинавам) или еще кому-то? Это вопрос огромной важности, от решения которого зависит и другой: был ли прав Гитлер, возвеличивая свой народ за счет унижения нашего?

Итак, признавать ли нам династию рюриковичей – скандинавами, признавать ли варягов – норманнами (скандинавами)?

Если варяги не норманны – то и рюриковичи не скандинавы. Норманская теория рассыпается в прах.

Вот в чем суть норманнской темы.

Летопись гласит: «И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти».

Как видим, варяги были разные. Были скандинавы, германцы, но были и другие.

Что же такое варяги «русь»? Такой этноним многократно встревчается в письменных источниках средневековья, обозначая, однако, совсем разные и порой географически далекие друг от друга этносы. Во второй половине ХХ века русскими историками была проведена большая работа для прояснения вопроса.

О русах Поволжья и Подонья как представителях ираноязычных аланов писала доктор наук Елена Галкина в книге «Русский каганат. Без хазар и норманнов». Ее учитель профессор Аполлон Кузьмин указывал также на жителей острова Рюген и на народность с южного побережья Балтики. Вдребезги разбивает теорию норманистов доктор исторических наук Вячеслав Фомин из Липецка.

К сожалению, огромная традиция норманизма, утверждающего германское происхождение Рюрика и его дружины, по-прежнему превалирует в российском общественном мнении, как в XVIII веке, когда с нею сражался Михаил Ломоносов.

Норманизм существует уже почти 400 лет. Так называемая норманская теория была создана в Швеции в 1614–1615 гг., ее «родителем» был швед Петр Петрей де Ерзелунд. Не отыскав, как он сам признает, «что за народ были варяги», этот сочинитель высказал шведский взгляд на русскую историю, стараясь подкрепить национальные шведские аппетиты, нацеленные на северо-западные земли России, апелляцией к истории: «От того кажется ближе к правде, что варяги вышли из Швеции…». Так Петрей стремился обосновать шведские земельные претензии Смутного времени.

Вслед за Петреем нашлись десятки специалистов, в том числе отечественных, стремившихся доказать, будто горсточка викингов во главе с Рюриком (причем с обязательным для норманистов пояснением: «Сканд. Hrodrekr или Rörik») основала целое государство, даже в начале своего развития равное по площади среднему европейскому королевству.

При этом норманисты доходили порой до абсурда. Так, в 1912 г. англичанин А.Бьюри уверял, что шведы в количестве 100000 человек, перейдя (!) Балтийское море, основали Новгород, захватили всю торговлю Восточной Европы с Багдадом, Итилем и Константинополем и подчинили себе восточных славян.

А в 1914 г. шведский археолог Т.Ю. Арне, трактуя археологический материал в пользу своих древних сородичей, создал целую теорию норманской колонизации Руси, утверждая, что в Х в. в ней повсюду, в позднейших губерниях Петербургской, Новгородской, Владимирской, Ярославской, Смоленской, Черниговской, Киевской, т.е. почти на всей огромной территории Восточной Европы, «расцвели шведские колонии».

Теория Арне являет собой чистейший вымысел. Ему противостят порою трезвые голоса иностранных ученых, но лишь изредка, увы.

Как отметил в 1962 г. крупнейший английский археолог П. Сойер, что «не может быть, чтобы шведы когда-либо играли на Руси важную роль в качестве поселенцев», и что «нет никаких археологических свидетельств, способных оправдать предположение о наличии там обширных по территории колоний с плотным населением».

Стоит услышать и трезвый голос, например, шведского археолога М. Стенбергера, произнесшего в 1970 г.: «Вряд ли хоть один шведский археолог станет утверждать, что викинги основали Русское государство».

К сожалению, как обычно бывает в подобных случаях, животрепещущая сложная тема становится объектом профанации, причем с обеих противных сторон.

С одной стороны, выдающийся русский эстрадник-юморист Михаил Задорнов, движимый самыми благими побуждениями, создал за свой счет фильм «Рюрик. Потерянная быль» (показан по телевидению 12 декабря 2012), в котором, как и в одноименной книге, сатирик с известной долей юмора попытался рассказать широким массам о нашем далеком прошлом. Задорнов поддержал концепцию Гедеонова — Кузьмина и даже отправился на остров Рюген и к границам Дании в поисках корней Рюрика. Много интересного, немало и спорного. Зрителям, конечно, зачастую симпатичны бывают даже весьма экзотические филологические и исторические поползновения Задорнова, но вряд ли они все воспринимают всерьез, так, как хотелось бы автору. Разумеется, научная общественность не снизошла до обсуждения его трудов. Хотя добрые намерения делают ему честь, но воздержимся от суждения и мы.

С другой стороны, в сентябре 2013 года состоялась презентация и обсуждение книги Бориса Акунина «История российского государства. От истоков до монгольского нашествия». Норманскую теорию Акунин принимает без объяснений как нечто само собою разумеющееся – результат четырехсотлетней пропаганды норманистов. Но здесь достаточрно будет сказать, что главные лавры за свой труд Акунин стяжал в виде «Почетной безграмоты». Организаторы данной своеобразной премии отметили, что «концентрация ляпов, неточностей и домыслов здесь поражает воображение».

Ну, а что же рекомендует нам сегодня Российская академия наук в плане норманской теории? Увы, она не далеко отошла от петербургских немцев-академиков Байера, Миллера и Шлецера, с которым воевал еще Ломоносов.

В новой замечательной энциклопедии «Древняя Русь в средневековом мире» знак равенства поставлен однозначно: варяги в соответствующем разделе трактованы именно и только как скандинавы. И это повторено и закреплено ниже: «норманны см. варяги».

Своих идейных противников, антинорманистов, авторы, не удостаивая полемики, попросту небрежно отмели в сторону как «эпигонов».

Можно ли согласиться со всем этим так безоговорочно? Неоспоримо ли это суждение?

Обратимся к наиболее древним письменным источникам по истории Древней Руси и русских (русов, руси).

«Книга Иосиппон» (еврейский хронограф середины Х века) помещает древнейших русов рядом с саксами и англами-датчанами, а испанский иудей историк Ибн-Якуб, посетивший в 960-х гг. германские и славянские земли, писал, что с поляками на севере соседствуют прусы, а на востоке русы. Таким образом, гипотеза о скандинавском происхождении русов отпадает.

Европейские наиболее ученые умы, знаменитости, полагали, что родиной варягов была Вагрия на южном берегу Балтики, которая впоследствии, с 1460 г., входила в состав Датского королевства.

Сигизмунд Герберштейн побывал там в качестве посла в 1516 г., беседовал с ваграми об их прошлом и в результате заявил, что именно Вагрия была родиной варягов, которые «не только отличались могуществом, но и имели общие с русскими язык, обычаи и веру, то, по моему мнению, русским естественно было ризвать себе госуларями вагров, иначе говоря варягов, а не уступать власть чужеземцам, отличавшимся от них и верой, и обычаями, и языком».

Себастьян Мюнстер, автор знаменитой «Космографии», великий ученый и картограф XV века, также отождествлял варягов и вагров.

О том же писали многие другие западноевропейцы: немцы Латом, Хемниц, Преторий, Хюбнер, Лейбниц, Томас, Клювер, Бэр, Бухгольц, датчанин Селлий. Преторий, к примеру, указывал в 1688 г., что русские призвали себе князей «от народа своей крови» «из Пруссии и с ними сообщенныхь народов», но вовсе не из Дании или Швеции, т.е. не скандинавов.

Это все письменные источники нерусского происхождения, их трудно обвинить в предвзятости.

Что вы думаете об этом?

В нашей славной и бесценной «Повести временных лет» рукою летописца конца Х в. отмечено, что варяги «седять» по Варяжскому морю «к западу до земле Агнянски…».

Что такое «Земля «Агнянски»? Это юго-восточная часть Ютландского полуострова, где обитали до переселения в середине V в. в Британию англо-саксы (память о них сохранилась в названии провинции Angeln в земле Шлезвиг-Голштейн ФРГ). С англо-саксами на востоке соседили «варины», «вары», «вагры», населявшие Вагрию, т.е. варяги, на которых указывают и Мюнстер с Герберштейном.

Таким образом, древнейший русский исторический источник не вступает в противоречие, а получает подтверждение от великих западных ученых, работавших спустя полтысячелетия…

Таким образом, следует признать, что варягами на Руси именовали всю совокупность славянских и славяноязычных народов, проживавших на южном побережье Балтики от польского Поморья до Вагрии включительно, а еще позднее – многих из западноевропейцев.

В том числе скандинавов, но далеко не только скандинавов.

Не так ли?

В 1830-х гг. француз К.Мармье посетил Мекленбург, граничащий на западе с Вагрией и расположенный на землях некогда сильнейшего на Южной Балтике славянского племени ободритов-реригов, сведенного немцами с лица Земли.

Там он записал легенду, которая гласит, что у короля ободритов Годлава были три сына – Рюрик Миролюбивый, Сивар Победоносный и Трувор Верный. И эти братья, идя на восток, освободили народ Руссии «от долгой тирании», свергнув «власть угнетателей». Собравшись затем «вернуться к своему старому отцу», Рюрик, Сивар и Трувор должны были уступить просьбе благодарного народа занять место их прежних королей и сели княжить соответственно в Новгороде, Пскове и на Белоозере. По смерти братьев Рюрик присоединил их владения к своему и стал основателем русской династии.

Как видим, перед нами еще один письменный источник, который трудно заподозритьв том, что он был подделан «русскими националистами» из патриотических побуждений. Легенду сохранили сами немцы, когда от уничтоженных ими ободритов уже никого и не оставалось.

Эта легенда также не оставляет места для скандинавской версии.

Предположим, Рюрик и его братья были-таки скандинавами. Почему же среди основанных этой динстией городов встречаются лишь чисто славянские названия, которые основали варяги и русь в землях восточнославянских и угро-финских племен: Новгород, Белоозеро, Изборск и другие. А вот германо-скандинавских названий городов на Руси не было вообще!

Не означает ли это очевидную истину: они основали города и дали им названия на том языке, на котором сами говорили, – на славянском.

Обратимся к доводам от генетики и антропологии.

В верховьях реки Пинеги проживают пенеги – северно-русская популяция, которая непосредственно граничат с республикой Коми.

Однако, как пишут доктора биологических наук Балановские в книге «Русский генофонд на Русской равнине»: «Население данной популяции близко не к субстратному населению восточных финно-угров, а к старожильческому русскому населению… Население является высокорослым, с ярко выраженными чертами европеоидного типа, выраженной горизонтальной профилировкой лица, повышенным процентом светло-голубых глаз и русых волос, сильно выступающим носом». Их генетические расстояния минимальны с каргопольскими русскими, немцами, литовцами и поляками, средни с украинцами, чехами, «средними» русскими, с латышами и эстонцами.

Указанные данные заставляют задаться вопросом, не потомки ли перед нами тех дружин русов, что пришли с Рюриком и его братьями с южного побережья Балтики в IX веке? Уж больно характерен состав генетически близких этносов! И уж очень упорно нежелание смешиваться с финнами, граничащее с расизмом, очень органичным для кровнородственной общины, каковой русы и были, в отличие от славян, живших общинами территориальными.

Русскую династию не причисляют к скандинавам никакие саги, вобравшие в себя память скандинавских народов и весьма подробно излагающие родственные связи своих героев. Причем саги, как констатировал еще Гедеонов, зная из русских князей первым Владимира, «знаменитого и по всему северу прославленного Гардского династа», нигде не говорят, «чтобы он состоял в родстве с норманскими конунгами». Более того, в них «русские князья представляются не иначе как чужими, неизвестными династами». В связи с чем остается только согласиться с выводом этого исследователя, отрицательным для норманизма, что никакими случайностями не может быть объяснено «молчание скандинавских источников о Рюрике и об основании Русского государства».

А факт этот объясняется тем, что Рюрик, его варяги и русь не были
скандинавами, поэтому и не могли привлечь внимания скальдов. Никакого!

Разве не так?

Допустим, как пишут некоторые наиболее одержимые адепты норманской теории, на Руси действовали сотни тысяч скандинавов.

Кто-то же должен был из этих десятков и сотен тысяч шведов запечатлеть в сагах, ну хотя бы в двух-трех, в одной, на худой уж самый конец, столь грандиозное (а такое, конечно, из памяти не стирается бесследно, как остались в памяти скандинавов их действия в Западной Европе) событие, как основание новой государственности на Руси!

А также столпотворение «несметных полчищ» своих соплеменников в IX–X вв. на Руси, в Причерноморье, в Прикаспии.

И должен был также отразить и, несомненно, в каких-то очень важных деталях их многочисленные и широкомасштабные деяния и подвиги среди восточных славян, яркие походы на Византию и Хазарию (военная тема – одна из самых излюбленных тем скальдики, основной вид которой – хвалебная песнь), существенные проявления отношений с автохтонными племенами и народами.

Почему молчат саги о Рюрике, его братьях, его дружине, об основанном ими новом великом государстве, об их подвигах в дальних краях?

Яндекс.Метрика